fbpx

Выжимка стрима «The Future of ETHEREUM is NEAR? Строим мосты с CEO Aurora Алексом Шевченко»

09.10.2021
5 мин
Виктор Сливинский
178
Строим мосты с CEO Aurora Алексом Шевченко.

У нас в гостях был CEO Aurora Labs. Aurora работает над тем, чтобы пользователи и проекты из экосистемы Ethereum могли с легкостью перейти на NEAR и радоваться низким комиссиям, неограниченной масштабируемости и быстрому подтверждению транзакций. Поговорили о мостах между NEAR и Ethereum, EVM совместимости и конечно же о DAO и запуске токена.

Видеоверсия стрима

Полтора часа интересного материала.

Для тех у кого нет времени смотреть весь стрим, мы подготовили текстовую выжимку.

— С чего всё началось?

Мы с Ильёй Полосухиным учились в одной школе. Я был на год старше и мы часто пересекались на различных олимпиадах по математике. После этого наши пути разошлись. Он продолжил обучение в Харькове, а я поступил в Московский Физтех МФТИ, в городе Долгопрудный и посвятил этому 10 лет жизни. Закончил магистратуру, защитил кандидатскую диссертацию. В это время я занимался компьютерным моделированием и расчётами на видеокартах. Решал задачи на самых больших кластерах в мире.

Параллельно я работал на компанию Nvidia, и учил людей программированию на видеокартах. В ВУЗе проходила “ярмарка вакансий”, и там моё внимание привлекла неизвестная мне компания, в описании которой были известные мне слова. Оказалось что они строят самые большие дата центры по майнингу биткоина. Это была компания Bitfury.

Я был одним из первых людей в их софтовом отделе разработки. Там же уже работали мои однокурсники, именно там стартовал проект «Exonum». Это фреймворк для приватных блокчейнов. Его применения в основном были связаны с государством. 

В это же время я снова вышел на связь с Ильёй и оказалось что он тоже связан с блокчейном, и только начинает создавать NEAR Protocol. В итоге, через какое-то время, я присоединился к его команде. Больше года я работал в NEAR и развивал там продукты на Эфире. Сейчас эти продукты отделились, став компанией Aurora Labs.

— Чем был полезен опыт Bitfury и Exonum?

В NEAR были взяты наработки из Exonum, разработанные на языке программирования Rust. Мы также немного работали напрямую с Ethereum, в Bitfury.

— Какие алгоритмы консенсуса у приватных блокчейнов?

Приватные блокчейны могут быть разными. Зачем нужен блокчейн, в котором нет возможности остледить данные? Можно сделать базу и объединить в ней несколько корпораций. Exonum скорее был permisson-блокчейном. В нём валидатором мог стать не каждый. Это фреймворк который мог прочитать кто угодно, но записывать в него могли только определённые люди. Также в нём была возможность отследить действия валидаторов. Мы реализовали BFT-консенсус. Это лучшее что есть из консенсусов, для permission-блокчейнов. В NEAR организована подобная схема + Proof-of-Stake (PoS), для того чтобы понимать какой сет валидаторов валидирует следующую эпоху.

BFT + PoS это лучшее что сейчас можно реализовать для публичного блокчейна. Это сочетание обеспечит максимальную проверяемость, защиту, и максимальную скорость принятия транзакций. Как было сказано Ильёй в интервью, скорость принятия транзакций в NEAR 5 к 1 секунде.

Более подробно про Aurora, вам может рассказать тимлид EVM команды, Джошуа Боу. Он был тем, кто придумал концепцию PoS.

— Зачем нужна поддержка Ethereum в блокчейне 3-его поколения?

Сначала давайте посмотрим, что на данный момент запущено и работает в индустрии. Биткоин, первое поколение блокчейнов и все последующие форки. Прорывная технология. Следующим большим шагом стало изобретение смарт-контрактов и появление Ethereum. Дальше создатели блокчейнов хотели найти что-то новое. Появились решения связанные с формальной верификацией, появился Cardano. Все стремились добавить какие-то новые свойства в блокчейн.

Если мы посмотрим на рыночную капитализацию, больше всего средств всё равно сосредоточено в Ethereum. На то есть причина. Ethereum, в отличии от биткоина создал площадку, на которой другие смогли запускать свои проекты и бизнесы. В подобных процессах, если кто-то занимает первое место, другим становится очень сложно с ним конкурировать. По факту — невозможно. Так что у Эфира есть эта привилегия.

В результате мы получаем огромную экосистему, в которой сосредоточено множество специалистов, денег и проектов. Капитализации больших DeFi проектов — десятки миллиардов долларов, и их никто не взламывает.

С биткоином подобного не случилось, так как вокруг него не было создано экосистемы. Он предложил нам только решение.

Получается, что блокчейнам третьего поколения очень сложно конкурировать с устоявшимся положением дел. Нужно выращивать своё коммьюнити, искать разработчиков, которые будут работать внутри их экосистемы. Нужно чтобы аудиторы могли правильно проводить аудит смарт-контрактов.

Всё это уже происходило. Когда Microsoft Windows выходил на рынок, он позиционировался как DOS-совместимая операционная система. Влоть до последней версии Windows, в нём можно запустить DOS.  Преемственность технологий и поколений технологий, очень важна для технологического прогресса. Именно по этому в блокчейне третьего поколения должна быть поддержка эфировского блокчейна.

Должно быть место, где можно будет исполнить эфировские смарт-контракты, и нужен мост к Эфиру. NEAR фокусировался на том, чтобы сделать блокчейн быстрым. Буквально через несколько недель на нём запускается шардинг с 8 шардами. Это будет первый масштабный шардированный блокчейн. Также на нём есть мост — rainbow bridge. Он был запущен ещё в марте. Касательно solidity смарт контрактов, мы решили взять EVM написанную на rust, и использовать её в NEAR в качестве смарт контракта. После запуска всех этих процессов, мы решили стать отдельной компанией, для поддержания идеи децентрализации.

— Как не потерять самобытность опираясь на Ethereum при создании своего блокчейна?

В отличие от других проектов, мы не пытаемся конкурировать с Эфиром. Мы не запускаем отдельный токен для Aurora, а пользователи должны платить комиссию за газ. Мы предлагаем юзкейс для экосистемы эфира.

— Нет ли опасений что EVM Aurora станет популярнее NEAR?

Мне бы не хотелось чтобы так произошло. На NEAR есть масса различных next-level вещей, которые не помещаются в EVM. Кошельки на эфире это адреса, а кошельки в NEAR это смарт контракты. Есть возможность менять ключи, или даже продать свой кошелёк, как часть полноценного бизнеса. В NEAR встроена монетизация для open-source. Это что-то схожее с github. Если кому-то понравится ваш код, и он его лайкнет, то вы получите начисления за это.

— Как просходит взаимодействие двух разных блокчейнов?

Могу сказать, что тот мост который есть у NEAR — Rainbow Bridge, это не только мост для токенов. Это generic-bridge. Он работает следующим образом: У NEAR и у Эфира есть такая штука, которая называется «лёгкий клиент». Это такое узел блокчейна, который не производит у себя никаких вычислений, но способен проверить алгоритм консенсуса. Ему присылают хэддеры блоков, он его проверяет и складывает. Этот клиент называется «лёгким», потому что его можно запустить где угодно. Изначально эта концепция появилась ещё в биткоине и называлась SPV-nodes.

Мы взяли NEAR и задеплоили его на Эфир в качестве «лёгкого клиента». Если что-то происходит в Эфире, автоматически появляется хэдер блока, в лёгком клиенте на NEAR. Главное ядро этого подхода, это отсутствие третьей стороны, которая должна что-то контролировать.

— Как работают другие мосты?

Стандартная реализация примерно следующая. Есть 2 кошелька, один на одном блокчейне, другой на другом. В Эфире пользователь на этот кошелёк присылает токен. и с другой стороны соответствующий токен должен освободить, либо создать новый.

— У Aurora нет токена, и используется обёрнутый эфир. Почему не используется NEAR токен, или свой?

Изначально мы пытались использовать NEAR внутри Авроры. И пришли к тому, что пользователям было бы затруднительно получить токены NEAR, в любой момент. Это бы очень сильно усложнило весь процесс.

— Как попасть в Council DAO?

В данный момент управление членами DAO осуществляется самими участниками DAO. То есть, если все участники захотят выкинуть кого-то одного из DAO, они могут это сделать. Если бы произошло так, что у Авроры был токен, участники экосистемы могли бы проголосовать за делегатов, которые бы представляли их в рамках DAO.

Могут быть proposals по поводу IDO, запуск пулов ликвидности и т.д. Токен это мощный инструмент для любого блокчейн проекта, запущенного на публичном блокчейне, и мне кажется что от него отказываться не стоит.  Тем не мене, Aurora Labs никогда не хотела запускать токен централизованно.