fbpx

Forbes: CEO FTX о своем мировоззрении

В СМИ представлено достаточно информации о Сэме Бэнкмане-Фриде, но издание Forbes считает, что в прессе не хватает более фундаментальной истории. Это темное пятно — мировоззрение Банкмана-Фрида. Он построил свою философию деятельности на понятиях эффективного альтруизма и утилитаризма, которые были впервые сформулированы Джереми Бентамом.

29-летний криптомиллиардер, веган, который достиг культового статуса после того, как заработал на премии кимчи (нет, не за ферментированную еду — а за арбитраж цен на южнокорейские криптовалюты). Затем он создал одну из крупнейших и быстрорастущих бирж цифровых активов в мире под названием FTX. Банкман-Фрид не стремится стать самым богатым крипто-миллиардером. Он стремится оказать максимально возможное положительное влияние на мир, и пока деньги помогают обеспечить это, будет зарабатывать их.


О проектах

Forbes: Сэм, добро пожаловать в «Icons of Impact«. Те, кто не занимается криптовалютой, могут не знать, что вы построили две стремительно растущие компании. Не могли бы вы рассказать нам об Alameda и FTX?

Bankman-Fried: Итак, после окончания Массачусетского технологического института около трех с половиной лет, я работал в Jane Street Capital. Это был хороший опыт, но я ушел оттуда, чтобы заняться собственными идеями, и занялся криптовалютой.

Первым бизнесом была компания Alameda, занимающаяся квантовым криптовалютным трейдингом. Мы видели, что криптовалюта демонстрирует все признаки большого спроса, но с очень небольшой доступной ликвидностью. В тот период все на улице говорили о криптовалюте. Мы наблюдали огромные колебания цен, приток, что явно указывало на то, что люди из разных стран пытались купить криптовалюту, используя разные методы. Несмотря на это большинство покупателей испытывали проблемы при попытке подключиться к крипто-экосистеме.

Forbes: Значит, вы воспользовались отсутствием крипто-инфраструктуры?

Bankman-Fried: Да, мы скептически относились к тому, что инфраструктуры будет достаточно для обеспечения рынка криптовалют. Это означало, что спрос, вероятно, превысит ликвидность и может привести к огромным спредам на рынке и действительно хорошим сделкам. Я занялся криптовалютой, чтобы посмотреть, сбудутся ли мои ожидания, и они сбылись.

Forbes: Следующим был FTX?

Bankman-Fried: Год спустя мы начали создавать FTX. Когда я начинал заниматься крипто-биржами, при желании купить Apple, средний пользователь покупал бы где-нибудь, например, в Robinhood, а затем проводил бы через клиринговые фирмы и другие учреждения. В конце 2018 года существующие платформы были в полном беспорядке. Они теряли в среднем миллион долларов в день на активах клиентов из-за отсутствия функционального удержания. Для меня это был всего лишь симптом, а не основная проблема. Я думал, что у нас получится лучше. Поэтому весной 2019 года мы запустили FTX и построили его с нуля до того места, где он находится сейчас, как четвертый по величине глобальный обмен криптовалюты за пределами Китая.


Мировоззрение Сэма

Forbes: Это хороший подъем. Исходя из этого, я хотел бы сосредоточить остальную часть нашего разговора на той области вашей работы, которая мало освещается в СМИ. Вы часто находитесь в прессе из-за движущихся на рынке криптовалютных сделок и стремительного роста. Но меня интересует другое, гораздо более глубокое: ваше мировоззрение, которое оживляет все вышеперечисленное. Вы сказали, что хотите, чтобы FTX оказал максимально возможное положительное влияние на мир. Давайте начнем с этого, где этот процесс начинается для вас?

Bankman-Fried: Все зависит от бизнеса. Многие мои друзья считают, что делать хорошие вещи для мира, можно просто работая и выбирая, с какими организациями работать, напрямую влияя на важные дела. Но говоря об эффективном альтруизме, все выглядит иначе. FTX считает, что когда все внимание сосредоточено на нашем бюджете, легко упустить из виду, кому вы жертвуете и что делается с этими средствами. А для меня самое главное — найти наиболее эффективные причины для пожертвований.

Forbes: Вы ранее говорили об эффективном альтруизме как о получении наибольшего дохода, чтобы потом обрести возможность большего влияния с помощью этих денег. Думаю, это вызывает некоторое недопонимание. Некоторые критики сказали бы, что такое мышление — это отчасти причина, которая привела нас к этой неразберихе экономического неравенства. Как вы можете ответить на такие заявления?

Bankman-Fried: Все шаги на пути к эффективному альтруизму имеют как прямое, так и косвенное влияние. Вы должны количественно оценивать влияние на основе обоих этих факторов. Есть много профессий, которые вредны для мира. Даже если вы можете заработать много денег, занимаясь ими, это может быть неправильным поступком. Так что, если ваше дело оказывает негативное влияние, а затем используете эти доходы, чтобы отдать их эффективным благотворительным организациям, вы не должны получать за это особой признательности. Я считаю, что нужно относиться ко всему количественно, для меня это суть эффективного альтруизма. Вы никогда не сможете точно определить мир количественно, но вы можете попытаться превратить все в числа.

Forbes: Ранее вы говорили про большую разницу: если кто-то вроде Илона зарабатывает миллиарды на Tesla, это не сопоставимо, с тем, что Exxon, зарабатывает миллиарды на ископаемом топливе. Оба пожинают миллиарды, но внешние эффекты сильно различаются.

Bankman-Fried: Да, трудно утверждать, что Tesla своим бизнесом наносит ущерб, изменяющий мир. Вы можете возразить, что Илон приносил огромную пользу, создавая зеленые технологии. Или, если вы не верите в Tesla, вы можете предположить, что это пустая трата ресурсов, и бизнес рухнет. Но в любом случае не Тесла разрушает мир.


Благотворительность

Forbes: Согласен. А теперь поговорим о благотворительности. Я вижу, что вы смотрите на филантропию с другой точки зрения, особенно на концепцию краудсорсинга. Что значит привлечь ваших пользователей, аудиторию и сообщество в решения фонда FTX?

Bankman-Fried: Изначально мы разработали его, с целью отдавать 1% всех денег, которые FTX зарабатывает на благотворительность. Мы подумали, есть ли конкретный публичный шаг, который мы могли бы сделать немедленно? Дело было в том, чтобы вовлечь людей в благотворительный процесс. Так, например, пользователи могут помочь проголосовать за то, куда идут деньги нашего фонда. Пользователи также могут внести свой вклад в фонд, и мы были действительно шокированы, причем положительно. Некоторые пользователи пообещали $5,6 млн. В криптовалюте множество людей заработали много денег за последнее десятилетие, и они, естественно, склонны думать в глобальном масштабе о том, какое влияние они могут оказать. Поэтому я думаю, что у криптовалюты есть огромный потенциал для того, чтобы люди много помогали делу с большой отдачей.

Forbes: Давайте поговорим об утилитаризме, о чем вы много говорите и что лежит в основе вашего мышления. Объясните, что это значит для вас и как это изменило ваши собственные действия в мире?

Bankman-Fried: Все направлено на концепцию «максимизации». Некоторые говорят, что если вы не причиняете вреда, значит, вы прожили хорошую жизнь. Я считаю, что найти способы помочь миру так же важно, как и избежать совершения зла. Вам следует подумать о том, что вы собираетесь делать со своей жизнью и какие у вас есть возможности, чтобы сделать мир лучше.

Forbes: Я читал, что ваши родители — профессора права в Стэнфорде. Повлияли ли они на вашу тягу к утилитаризму? Или это то, с чем вы столкнулись самостоятельно?

Джереми Бентам, 1748–1832 гг., Английский философ, юрист и социальный реформатор, считающийся основателем современного утилитаризма.

Bankman-Fried: Да, они оба утилитарны. Так что я впервые столкнулся с этим, когда был еще совсем мал.

Forbes: Вы также говорили ранее, что «печально известны тем, что можете взяться за случайный, довольно крупный проект». Какой у вас следующий проект?

Bankman-Fried: Есть несколько, которые сейчас не являются публичными. FTX делает рейз, и это отнимает у меня уйму времени. Это действительно своего рода собственный подпроект.

Когда мы думаем о FTX, мы не можем сосредотачиваться только на том, чтобы привлечь больше пользователей из основной демографической группы, так как это ограничит потенциал роста. Нам нужно создать большой глобальный бренд, сохранив при этом ту культуру, репутацию и расположение, которые у нас есть сегодня. Это вещи, которые потребуют гораздо больше времени и усилий. Это действительно новые вещи, но они действительно важны для достижения самой амбициозной версии того, чем может быть FTX.

Forbes: Это отлично! Нам всем было бы полезно подумать о том, что мы могли бы сделать в нашей самой амбициозной и полной жизни. Спасибо, Сэм, получили удовольствие от нашей беседы.

Источник: Forbes